Get Adobe Flash player

«Вечерняя Москва» продолжает рассказывать читателям о необычных профессиях. 9 июня речь пойдет о профессии, представителей которой в современном городе можно встретить довольно редко. Когда-то этих людей, которые сейчас обеспечивают безопасность движения прогулочных катеров и теплоходов, называли бакенщиками. Чтобы узнать о всех тонкостях и секретах их работы, мы отправились в путешествие по Москве-реке на теплоходе «Путейский-14».

Капитан, мастер пути и бакенщик в одном лице Виталий Карпачев на своем теплоходе «Путейский-14» демонстрирует современные светильники, которые устанавливают на буи

На суше, развалившись под лучами солнца, греют бока огромные буи. Красные и белые, разморенные под летним солнцем — моржи, оказавшиеся каким-то чудом на берегу реки.

Здесь начинается царство бакенщиков. Бриделей, реданов, шпангоутов — верной атрибутики моряка, даже если он — речной волк и ходит только по Москве-реке.

Что общего у фонарщика и ямщика, бурлака и бакенщика? Все просто — эти профессии остались в лексиконе москвоведов и на страницах книг по истории. На смену керосиновому освещению пришло электрическое, и необходимость в услугах фонарщиков отпала. Конкуренцию извозчикам составили конки и трамваи. Бурлаков, которые тащили баржи вверх по течению реки, сменили теплоходы. Не осталось в списке профессий и бакенщиков — людей, выполнявших роль регулировщиков движения на воде. Однако «ВМ» нашла человека, который не представляет свою жизнь без речных просторов, а себя именует не иначе как бакенщиком.

Полуостров мастера

Хорошо заасфальтированная дорога, окаймленная точно под линейку посаженными деревьями, уводит вглубь. Подальше от шума и суеты. За спиной остались угрюмые башни шлюза. Территория, хоть и находится вблизи от музея-заповедника «Коломенское», удачно скрыта от глаз посторонних зевак. Попасть сюда, на особоохраняемый объект — гидроузел Перерва, можно только по спецпропуску. Корреспонденты «ВМ» во главе с провожатым попадают на небольшой полуостров. Здесь находится домик бакенщика Виталия Карпачева. Скромное деревянное строение сверкает в лучах солнца недавно выбеленными оконными рамами. В двух шагах Москва-река и бухта, где пришвартован белый теплоход — «Путейский-14».

Ночное путешествие

Вечереет. «Путейский-14» взрыкивает огромным мотором и выходит из уютной бухты в районе Перервы. Над рекой летит эхо: «Гррр, гр, ррры». Скачет звук по речной глади, летит над водой, наполняет пространство.

На борту несколько человек команды. Путешествие продлится около десяти часов, назад «Путейский-14» вернется лишь на рассвете. Команде все это время будет не до романтики. За десять часов предстоит преодолеть путь в 70 километров. И смотреть придется в оба — ведь интенсивность движения на Москве-реке не отстает от столичных улиц.

За штурвалом теплохода — деревянным, отполированным тысячами прикосновений — капитан и бакенщик в одном лице Виталий Карпачев. Глаза голубые, морщинки в уголках, смотрит с прищуром. Кипенно-белая форменная рубашка с нашивками на плечах оттеняет золотистый загар кожи.

Движения уверенные, но плавные — как речная вода.

Виталию Карпачеву немного за пятьдесят. На полу острове он более тридцати лет. За это время на теплоходе пройдены тысячи кило метров.

Впервые наш герой оказался на этом полуострове в 1980 году — после окончания речного техникума. Потом была служба в армии, после работал на севере радистом. Спустя несколько лет Виталий Карпачев волей судьбы вернулся на остров. Обычным матросом на теплоход.

Тогда «Путейский-12». Вместе со старшими товарищами так же, как и сейчас, ежедневно выполняет свой долг — следит за порядком на реке.

— Где бы я ни был, все дороги приводят меня к воде, — признается он. — Это мой остров, и я чувствую себя здесь книжным героем. Этаким Робинзоном Крузо.

В 1989 году его назначили капитаном. С того времени окружающий пейзаж, по словам Карпачева, да и сам остров, почти не менялись.

Все тот же деревянный домик с когда-то наспех сколоченной лавочкой у берега. Лет тридцать назад поставили — временно, думали заменить на что-то попрочнее. Да так и стоит уже третий десяток лет, доказывает: все временное намного постояннее, чем вечное. Каждый год здесь зацветают яркими гроздьями флоксы, чтобы отразиться в воде пышными шапками цветов и зачарованно глядеться в реку. Своими дарами балует фруктовый сад. Но главное, что есть не только ради чего, но и ради кого жить, поливать флоксы, собирать богатый урожай. Для Виталия Карпачева это сын Захар. Ему исполнилось три года. И к воде его тянет с такой же необъяснимой силой, как и папу.

— Мой сын — мое продолжение, — с гордостью произносит Виталий Карпачев. — Будущий капитан растет! Остров для малыша стал привычным, как и то, что папы часто не бывает дома. Ведь плаванье — это святое.

Контрольные замеры

В подчинении Виталия Карпачева команда из восьми человек. График посменный и выстроен так, что территория ни на минуту не остается без присмотра. Раньше же работа выстраивалась по иному алгоритму. Река была разделена на обстановочные участки, и за каждым был закреплен человек — бакенщик.

Он-то и заведовал буями, которые установлены на реке.

Каждый вечер бакенщик покидал свой пост, садился в лодку и зажигал керосиновые лампы, установленные на буях.

При этом хитрости и смекалке бакенщиков можно было только позавидовать. За долгие годы работы они высчитали, какой объем керосина сгорает за ночь. Наливали ровно столько, чтобы хватило до рассвета.

Утром же, вместо того чтобы снова браться за весла, прогуливались вдоль берега и убеждались в верности своих расчетов.

Несмотря на то что вместе с прогрессом на смену керосиновым светильникам пришли щелочные аккумуляторные батареи, потребность в услугах бакенщиков не отпала.

Скорее, наоборот, даже возросла. Вот только сама профессия немного трансформировалась, а название ушло в историю.

Правда, по словам Виталия Карпачева, в кругу друзей и коллег его по-прежнему кличут не иначе как бакенщиком. Ведь главную обязанность — следить за исправностью буев — с него никто не снимал. Просто работы прибавилось. К примеру, нередко бакены становятся не только очевидцами, но часто и участниками ДТП. Какой-нибудь «ученик» возьмет да и заденет плавучую фигуру, оставив вмятину. А бакенщику и его команде только успевай заплатки ставить.

— Профессия бакенщика была очень уважаемой среди судоводителей, — рассказывает Карпачев. — Ведь именно от них зависела безопасность судна, чтобы вместе с ценным грузом оно не село на мель.

Чтобы этого не происходило и сейчас, члены команды постоянно делают замеры. Глубину реки, а она не должна быть менее трех метров, узнают с помощью прибора. Называется он эхолот и установлен на теплоходе. Внешне и по размерам напоминает автомобильный навигатор.

Задача бакенщика — следить за нормативами. Опасно не только обмельчание, но и подъем воды в реке — так как крыша большого плавучего средства ненароком может соприкоснуться с одним из многочисленных мостов. А их на участке бакенщика Виталия Карпачева — 24. Только и успевай присматривать! Помимо эхолота, не обойтись и без проверенного опытными бакенщиками прибора — наметки. Она представляет собой деревянную рейку с делениями и позволяет безошибочно определить, на какой глубине находится буй.

Призывают команду и во время проведения различных спортивных мероприятий на реке. Перекрыть полностью движение судов нельзя, поэтому и приходится выполнять функции регулировщиков.

Без жезла в руках, конечно.

Всего лишь с помощью грамотно расставленных речных знаков. Как раз их функцию и выполняют буи.

Бело-красные пловцы

Ориентироваться в плавании капитанам помогает лоцманская карта. Она есть у каждого, кто находится за штурвалом. Все существующие на реке буи нанесены на эту карту и показывают разрешенный путь — фарватер.

Установлены буи ровно в тех местах, где это необходимо.

Расстояние зависит от изгибов русла реки, рельефа дна.

Так, на одном из центральных участков — от Новоспасского моста до фабрики «Красный Октябрь» — буи отсутствуют.

Это говорит о том, что глубина серьезная — можно смело бороздить речные просторы.

Техника безопасности на реке превыше всего, поэтому члены команды выполняют работы в спасательных жилетах и обязательно с использованием элементов страховки

Железный буй в виде красной бочки — по правому борту, белый конусообразный — по левому. На каждом — светильник. Огоньки зажигаются автоматически с наступлением темноты. На белых буях мерцает зеленый свет, на красных — почти в тон.

— Возвращаясь под утро к острову, осматриваем, все ли огни на буях горят, — отмечает Карпачев. — Если нет, то в течение нескольких минут устраняем неисправность. На борту у нас всегда есть запас фонарей и элементов питания в виде батарей.

Издалека эти геометрические фигуры кажутся скромными бочками, которые при желании любой пловец-любитель сможет утащить за собой к берегу. Но это лишь видимость.

Буй состоит из двух частей.

Его вес — более 250 килограммов. Чтобы не унесло течением, к нему присоединяют железную цепь с 70-килограммовым присосом, который фактически впивается в дно реки. Поднять такой присос для нашего героя не составляет труда. Недаром в его кабинете рядом с большим деревянным столом примостились внушительного размера железные гири. Где и какой буй находится — за годы работы Карпачев выучил наизусть.

Без лоцманской карты прекрасно помнит месторасположение каждой из 56 плавучих фигур.

Пластиковые новобранцы

Громадные буи тоже изменчивы. Плывет мимо них текучее время, что река, несет серебристые воды. А сами они — вечность.

— Люди только меняются, а здесь все стабильно, — щурясь от солнца, признается наш герой. — Хотя от прогресса все равно никуда не деться.

Вспоминает: когда-то все буи были на один лад — в форме белых треугольников. Такие он еще застал в начале 1980-х.

Менялся и материал, из которого сделаны буи. Изначально это было дерево, потом железо. Теперь вот в спину дышат буи из пластика. Использовать их начали недавно. Поэтому пока наш герой, словно внимательный врач, наблюдает за только что поступившими пациентами.

— Считается, что такие буи более надежны, — поясняет Виталий. — Да и красить их не придется. В отличие от железных. Эти железные объекты более всего страдают от птиц. Так, у каждого водоплавающего есть свое излюбленное место. На верхушке бакенов, рядом с фонарями, любят усаживаться чайки, на нижней части переводят дух утки. Их помет намертво въедается в краску. Единственный выход — зачищать поверхность и наносить новый слой краски.

Навигация под контролем

Сезон пассажирской навигации — самый насыщенный для команды Виталия Карпачева период. Однако и в другое время года полуостров даже на день не остается без присмотра. Как только с реки сходит лед — команда выходит в первый после «зимовки» рейс. Следом за многочисленными замерами уровня воды в реке эстафета переходит к летней группе указателей.

Вслед за теплоходом «Путейский-14» на прицепе выезжает старенькая баржа. Буи, словно теплолюбивые водные лилии, возвращают в родной водоем. Благодаря небольшому крану, установленному на теплоходе, плавучие знаки погружают в воду. Их, словно шахматные фигуры, расставят на протяжении всего многокилометрового участка в правильном порядке. Бакены на пару с командой Виталия Карпачева будут оберегать реку до ноября.

За долгие годы работы наш Робинзон Крузо привык к резкой смене рабочего ритма, переходу с суши на воду и обратно. Говорит, что каждое время года приносит что-то новое.

Главное — стараться замечать изменения и позитивно их расценивать. Вне зависимости от времени года река будет притягивать людей. Нашего бакенщика — по долгу службы и больше по старой привычке, а маленького Захара — исключительно по зову сердца.

МНЕНИЕ

Кирилл Евдокимов, президент Московской ассоциации судовладельцев пассажирского флота:

— Сегодня как такового диспетчерского регулирования движения на реке в центре Москвы нет — оно не требуется.

Капитаны судов общаются между собой по рациям, которые настроены на определенный канал. Также существует на причалах расписание движения судов. Никто не отменял правила движения — в большинстве случаев они соблюдаются. Капитаны обычно ходят на судах десятилетиями, и специальная карта им не нужна. Судоходная обстановка в период навигации — установка буев, этим заведуют специалисты Канала имени Москвы.

Они обеспечивают безопасность — следят за необходимым для плавания уровнем речной глубины. Но это входит в установленные правила.

Михаил Коробко, историк, москвовед, архивист:

— Многие профессии перестают быть востребованными, и одна из главных причин — технический прогресс. В результате либо они исчезают совсем, либо трансформируются. К примеру, профессия трубочиста перешла в разряд экзотических. Исчезла луженая посуда, а значит, и специалисты, которые ее изготавливали, остались без работы. Все меньше заказов у сапожников — эта профессия переходит в разряд элитных. Не так востребована услуга по точке ножей и ножниц. Сегодня меняется представление о библиотекарях — эти специалисты не просто выдают книги, а умеют общаться с людьми, они должны быть немного артистами. Такую роль на себя берут и некоторые музейные смотрители.

ЦИТАТА

Константин Паустовский «Бакенщик» (1943)

— Весь день мне пришлось идти по заросшим луговым дорогам. Только к вечеру я вышел к реке, сторожке бакенщика Семена…

— Вы, я вижу, не все понимаете, — заговорил Семен. — И должен я, старый, вам все объяснить. А у меня и своих дел хватает: бакены проверять, на столбах метки вешать. У меня тоже дело тонкое, государственное дело. Потому — река тоже для победы старается, несет на себе пароходы, и я при ней вроде как пестун, как охранитель, чтобы все было в исправности.

КСТАТИ

Как и на дороге, те, кто находится за штурвалом, обязаны соблюдать определенные правила.

Одно из них связано с расхождением судов и обгоном. К примеру, совершать обгон под мостами запрещено. По правилам необходимо пропустить все те суда, которые сплавляются по течению сверху. И лишь когда дорога свободна, можно плыть. Что касается любителей отправиться по Москве-реке на собственной, к примеру, надувной лодке, то делать это крайне опасно. Особенно в местах с интенсивным движением. На лодке должны быть как минимум спасательные средства защиты.

ОБ АВТОРЕ

Екатерина Петрова — корреспондент отдела «Московская власть», любит путешествовать по реке и изучает необычные профессии.

 

«Вечерняя Москва» продолжает рассказывать читателям о необычных профессиях. 9 июня речь пойдет о профессии, представителей которой в современном городе можно встретить довольно редко. Когда-то этих людей, которые сейчас обеспечивают безопасность движения прогулочных катеров и теплоходов, называли бакенщиками. Чтобы узнать о всех тонкостях и секретах их работы, мы отправились в путешествие по Москве-реке на теплоходе «Путейский-14».

На суше, развалившись под лучами солнца, греют бока огромные буи. Красные и белые, разморенные под летним солнцем — моржи, оказавшиеся каким-то чудом на берегу реки.

Здесь начинается царство бакенщиков. Бриделей, реданов, шпангоутов — верной атрибутики моряка, даже если он — речной волк и ходит только по Москве-реке.

Что общего у фонарщика и ямщика, бурлака и бакенщика? Все просто — эти профессии остались в лексиконе москвоведов и на страницах книг по истории. На смену керосиновому освещению пришло электрическое, и необходимость в услугах фонарщиков отпала. Конкуренцию извозчикам составили конки и трамваи. Бурлаков, которые тащили баржи вверх по течению реки, сменили теплоходы. Не осталось в списке профессий и бакенщиков — людей, выполнявших роль регулировщиков движения на воде. Однако «ВМ» нашла человека, который не представляет свою жизнь без речных просторов, а себя именует не иначе как бакенщиком.

Полуостров мастера

Хорошо заасфальтированная дорога, окаймленная точно под линейку посаженными деревьями, уводит вглубь. Подальше от шума и суеты. За спиной остались угрюмые башни шлюза. Территория, хоть и находится вблизи от музея-заповедника «Коломенское», удачно скрыта от глаз посторонних зевак. Попасть сюда, на особоохраняемый объект — гидроузел Перерва, можно только по спецпропуску. Корреспонденты «ВМ» во главе с провожатым попадают на небольшой полуостров. Здесь находится домик бакенщика Виталия Карпачева. Скромное деревянное строение сверкает в лучах солнца недавно выбеленными оконными рамами. В двух шагах Москва-река и бухта, где пришвартован белый теплоход — «Путейский-14».

Ночное путешествие

Вечереет. «Путейский-14» взрыкивает огромным мотором и выходит из уютной бухты в районе Перервы. Над рекой летит эхо: «Гррр, гр, ррры». Скачет звук по речной глади, летит над водой, наполняет пространство.

На борту несколько человек команды. Путешествие продлится около десяти часов, назад «Путейский-14» вернется лишь на рассвете. Команде все это время будет не до романтики. За десять часов предстоит преодолеть путь в 70 километров. И смотреть придется в оба — ведь интенсивность движения на Москве-реке не отстает от столичных улиц.

За штурвалом теплохода — деревянным, отполированным тысячами прикосновений — капитан и бакенщик в одном лице Виталий Карпачев. Глаза голубые, морщинки в уголках, смотрит с прищуром. Кипенно-белая форменная рубашка с нашивками на плечах оттеняет золотистый загар кожи.

Движения уверенные, но плавные — как речная вода.

Виталию Карпачеву немного за пятьдесят. На полу острове он более тридцати лет. За это время на теплоходе пройдены тысячи кило метров.

Впервые наш герой оказался на этом полуострове в 1980 году — после окончания речного техникума. Потом была служба в армии, после работал на севере радистом. Спустя несколько лет Виталий Карпачев волей судьбы вернулся на остров. Обычным матросом на теплоход.

Тогда «Путейский-12». Вместе со старшими товарищами так же, как и сейчас, ежедневно выполняет свой долг — следит за порядком на реке.

— Где бы я ни был, все дороги приводят меня к воде, — признается он. — Это мой остров, и я чувствую себя здесь книжным героем. Этаким Робинзоном Крузо.

В 1989 году его назначили капитаном. С того времени окружающий пейзаж, по словам Карпачева, да и сам остров, почти не менялись.

Все тот же деревянный домик с когда-то наспех сколоченной лавочкой у берега. Лет тридцать назад поставили — временно, думали заменить на что-то попрочнее. Да так и стоит уже третий десяток лет, доказывает: все временное намного постояннее, чем вечное. Каждый год здесь зацветают яркими гроздьями флоксы, чтобы отразиться в воде пышными шапками цветов и зачарованно глядеться в реку. Своими дарами балует фруктовый сад. Но главное, что есть не только ради чего, но и ради кого жить, поливать флоксы, собирать богатый урожай. Для Виталия Карпачева это сын Захар. Ему исполнилось три года. И к воде его тянет с такой же необъяснимой силой, как и папу.

— Мой сын — мое продолжение, — с гордостью произносит Виталий Карпачев. — Будущий капитан растет! Остров для малыша стал привычным, как и то, что папы часто не бывает дома. Ведь плаванье — это святое.

Контрольные замеры

В подчинении Виталия Карпачева команда из восьми человек. График посменный и выстроен так, что территория ни на минуту не остается без присмотра. Раньше же работа выстраивалась по иному алгоритму. Река была разделена на обстановочные участки, и за каждым был закреплен человек — бакенщик.

Он-то и заведовал буями, которые установлены на реке.

Каждый вечер бакенщик покидал свой пост, садился в лодку и зажигал керосиновые лампы, установленные на буях.

При этом хитрости и смекалке бакенщиков можно было только позавидовать. За долгие годы работы они высчитали, какой объем керосина сгорает за ночь. Наливали ровно столько, чтобы хватило до рассвета.

Утром же, вместо того чтобы снова браться за весла, прогуливались вдоль берега и убеждались в верности своих расчетов.

Несмотря на то что вместе с прогрессом на смену керосиновым светильникам пришли щелочные аккумуляторные батареи, потребность в услугах бакенщиков не отпала.

Скорее, наоборот, даже возросла. Вот только сама профессия немного трансформировалась, а название ушло в историю.

Правда, по словам Виталия Карпачева, в кругу друзей и коллег его по-прежнему кличут не иначе как бакенщиком. Ведь главную обязанность — следить за исправностью буев — с него никто не снимал. Просто работы прибавилось. К примеру, нередко бакены становятся не только очевидцами, но часто и участниками ДТП. Какой-нибудь «ученик» возьмет да и заденет плавучую фигуру, оставив вмятину. А бакенщику и его команде только успевай заплатки ставить.

— Профессия бакенщика была очень уважаемой среди судоводителей, — рассказывает Карпачев. — Ведь именно от них зависела безопасность судна, чтобы вместе с ценным грузом оно не село на мель.

Чтобы этого не происходило и сейчас, члены команды постоянно делают замеры. Глубину реки, а она не должна быть менее трех метров, узнают с помощью прибора. Называется он эхолот и установлен на теплоходе. Внешне и по размерам напоминает автомобильный навигатор.

Задача бакенщика — следить за нормативами. Опасно не только обмельчание, но и подъем воды в реке — так как крыша большого плавучего средства ненароком может соприкоснуться с одним из многочисленных мостов. А их на участке бакенщика Виталия Карпачева — 24. Только и успевай присматривать! Помимо эхолота, не обойтись и без проверенного опытными бакенщиками прибора — наметки. Она представляет собой деревянную рейку с делениями и позволяет безошибочно определить, на какой глубине находится буй.

Призывают команду и во время проведения различных спортивных мероприятий на реке. Перекрыть полностью движение судов нельзя, поэтому и приходится выполнять функции регулировщиков.

Без жезла в руках, конечно.

Всего лишь с помощью грамотно расставленных речных знаков. Как раз их функцию и выполняют буи.

Бело-красные пловцы

Ориентироваться в плавании капитанам помогает лоцманская карта. Она есть у каждого, кто находится за штурвалом. Все существующие на реке буи нанесены на эту карту и показывают разрешенный путь — фарватер.

Установлены буи ровно в тех местах, где это необходимо.

Расстояние зависит от изгибов русла реки, рельефа дна.

Так, на одном из центральных участков — от Новоспасского моста до фабрики «Красный Октябрь» — буи отсутствуют.

Это говорит о том, что глубина серьезная — можно смело бороздить речные просторы.


Антон Гердо
Техника безопасности на реке превыше всего, поэтому члены команды выполняют работы в спасательных жилетах и обязательно с использованием элементов страховки


Железный буй в виде красной бочки — по правому борту, белый конусообразный — по левому. На каждом — светильник. Огоньки зажигаются автоматически с наступлением темноты. На белых буях мерцает зеленый свет, на красных — почти в тон.

— Возвращаясь под утро к острову, осматриваем, все ли огни на буях горят, — отмечает Карпачев. — Если нет, то в течение нескольких минут устраняем неисправность. На борту у нас всегда есть запас фонарей и элементов питания в виде батарей.

Издалека эти геометрические фигуры кажутся скромными бочками, которые при желании любой пловец-любитель сможет утащить за собой к берегу. Но это лишь видимость.

Буй состоит из двух частей.

Его вес — более 250 килограммов. Чтобы не унесло течением, к нему присоединяют железную цепь с 70-килограммовым присосом, который фактически впивается в дно реки. Поднять такой присос для нашего героя не составляет труда. Недаром в его кабинете рядом с большим деревянным столом примостились внушительного размера железные гири. Где и какой буй находится — за годы работы Карпачев выучил наизусть.

Без лоцманской карты прекрасно помнит месторасположение каждой из 56 плавучих фигур.

Пластиковые новобранцы

Громадные буи тоже изменчивы. Плывет мимо них текучее время, что река, несет серебристые воды. А сами они — вечность.

— Люди только меняются, а здесь все стабильно, — щурясь от солнца, признается наш герой. — Хотя от прогресса все равно никуда не деться.

Вспоминает: когда-то все буи были на один лад — в форме белых треугольников. Такие он еще застал в начале 1980-х.

Менялся и материал, из которого сделаны буи. Изначально это было дерево, потом железо. Теперь вот в спину дышат буи из пластика. Использовать их начали недавно. Поэтому пока наш герой, словно внимательный врач, наблюдает за только что поступившими пациентами.

— Считается, что такие буи более надежны, — поясняет Виталий. — Да и красить их не придется. В отличие от железных. Эти железные объекты более всего страдают от птиц. Так, у каждого водоплавающего есть свое излюбленное место. На верхушке бакенов, рядом с фонарями, любят усаживаться чайки, на нижней части переводят дух утки. Их помет намертво въедается в краску. Единственный выход — зачищать поверхность и наносить новый слой краски.

Навигация под контролем

Сезон пассажирской навигации — самый насыщенный для команды Виталия Карпачева период. Однако и в другое время года полуостров даже на день не остается без присмотра. Как только с реки сходит лед — команда выходит в первый после «зимовки» рейс. Следом за многочисленными замерами уровня воды в реке эстафета переходит к летней группе указателей.

Вслед за теплоходом «Путейский-14» на прицепе выезжает старенькая баржа. Буи, словно теплолюбивые водные лилии, возвращают в родной водоем. Благодаря небольшому крану, установленному на теплоходе, плавучие знаки погружают в воду. Их, словно шахматные фигуры, расставят на протяжении всего многокилометрового участка в правильном порядке. Бакены на пару с командой Виталия Карпачева будут оберегать реку до ноября.

За долгие годы работы наш Робинзон Крузо привык к резкой смене рабочего ритма, переходу с суши на воду и обратно. Говорит, что каждое время года приносит что-то новое.

Главное — стараться замечать изменения и позитивно их расценивать. Вне зависимости от времени года река будет притягивать людей. Нашего бакенщика — по долгу службы и больше по старой привычке, а маленького Захара — исключительно по зову сердца.

МНЕНИЕ

Кирилл Евдокимов, президент Московской ассоциации судовладельцев пассажирского флота:

— Сегодня как такового диспетчерского регулирования движения на реке в центре Москвы нет — оно не требуется.

Капитаны судов общаются между собой по рациям, которые настроены на определенный канал. Также существует на причалах расписание движения судов. Никто не отменял правила движения — в большинстве случаев они соблюдаются. Капитаны обычно ходят на судах десятилетиями, и специальная карта им не нужна. Судоходная обстановка в период навигации — установка буев, этим заведуют специалисты Канала имени Москвы.

Они обеспечивают безопасность — следят за необходимым для плавания уровнем речной глубины. Но это входит в установленные правила.

Михаил Коробко, историк, москвовед, архивист:

— Многие профессии перестают быть востребованными, и одна из главных причин — технический прогресс. В результате либо они исчезают совсем, либо трансформируются. К примеру, профессия трубочиста перешла в разряд экзотических. Исчезла луженая посуда, а значит, и специалисты, которые ее изготавливали, остались без работы. Все меньше заказов у сапожников — эта профессия переходит в разряд элитных. Не так востребована услуга по точке ножей и ножниц. Сегодня меняется представление о библиотекарях — эти специалисты не просто выдают книги, а умеют общаться с людьми, они должны быть немного артистами. Такую роль на себя берут и некоторые музейные смотрители.

ЦИТАТА

Константин Паустовский «Бакенщик» (1943)

— Весь день мне пришлось идти по заросшим луговым дорогам. Только к вечеру я вышел к реке, сторожке бакенщика Семена…

— Вы, я вижу, не все понимаете, — заговорил Семен. — И должен я, старый, вам все объяснить. А у меня и своих дел хватает: бакены проверять, на столбах метки вешать. У меня тоже дело тонкое, государственное дело. Потому — река тоже для победы старается, несет на себе пароходы, и я при ней вроде как пестун, как охранитель, чтобы все было в исправности.

КСТАТИ

Как и на дороге, те, кто находится за штурвалом, обязаны соблюдать определенные правила.

Одно из них связано с расхождением судов и обгоном. К примеру, совершать обгон под мостами запрещено. По правилам необходимо пропустить все те суда, которые сплавляются по течению сверху. И лишь когда дорога свободна, можно плыть. Что касается любителей отправиться по Москве-реке на собственной, к примеру, надувной лодке, то делать это крайне опасно. Особенно в местах с интенсивным движением. На лодке должны быть как минимум спасательные средства защиты.

ОБ АВТОРЕ

Екатерина Петрова — корреспондент отдела «Московская власть», любит путешествовать по реке и изучает необычные профессии.

Время

Ulti Clocks content

Посетители

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня68
mod_vvisit_counterВчера90
mod_vvisit_counterЭта неделя431
mod_vvisit_counterПрошлая неделя802
mod_vvisit_counterЭтот месяц2113
mod_vvisit_counterПрошлый месяц8725
mod_vvisit_counterВсего1161230